МК в Питере (mk piter) МК в Питере (mk piter)  
ГЛАВНАЯ АРХИВ ПОДПИСКА РАСПРОСТРАНЕНИЕ РЕКЛАМА ОБ ИЗДАНИИ Занести в Избранное Поиск по сайту Отправить e-mail


» Срочно в номер
  • Новогодний наряд за 200 миллионов
  • Медведи бегут из России
  • Венецианский фестиваль переезжает в Петербург
  • «Сапсан» загнал в тупик товарники
  • Первая скрипка пропала без вести
  • В деле о томографах — первая подозреваемая
  • Чиновники мурыжат адмирала Нахимова
  • Праздник к нам приходит
  • Перегородил дорогу полицейскому и был убит
  • «Тайные гастроли» Высоцкого в Ленинграде
  • Памятник вредной привычке
  • Въезд в город по конкурсу
  • Митингующих призвали в армию
  • Борис Гребенщиков попал в симфонию
  • Мечеть разукрасили светом
  • » Погода


    ФОБОС: погода в г.С.-Петербург

    » Рассылка

    Александр Вахмистров: «Я не устал!»

    23/06/2010

    Об его отставке говорили практически каждый год из 16 лет его работы в Смольном. И ни разу эти слухи не находили подтверждения. Казалось, так будет всегда: Смольный и Вахмистров, самый «непотопляемый» из чиновников, — как сиамские близнецы. Но, видимо, и близнецы рано или поздно начинают жить отдельно друг от друга. 28 июня — последний день работы вице-губернатора Александра Вахмистрова в «желтом доме». «МК» в Питере» встретился с ним накануне его новой жизни

    Александр Вахмистров:  «Я не устал!»

    Договор чести

    — Александр Иванович, из 16 лет работы в Смольном десять вы занимали пост вице-губернатора. Для вас лично — какие в этот период были самые сложные проблемы? Осталось ли что-то, что так и не удалось разрешить?

    — Все эти годы в администрации города были для меня интересной и важной работой. Государственная служба в моем понимании — важная, ответственная и нужная. Особенно если говорить о строительной отрасли, которую я все это время курировал. Один канадский архитектор, посетивший Северную столицу, сказал, уезжая: «Строить Петербург сложно. Нужно соответствовать этому великому городу». И эти слова я помнил все годы. Я стал вице-губернатором в 2000-м. За плечами уже были работа в крупном бизнесе, создание Управления инвестиций при Комитете по строительству, Центра по привлечению кредитов банков. То есть уже был заложен какой-то фундамент… Знаете, я посчитал: каждая седьмая квартира в сегодняшнем Петербурге была построена за последние десять лет.

    Из знаковых вещей, конечно, отмечу подготовку к 300-летию Петербурга. Я всегда воспринимал эту дату как колоссальный стимул к развитию. Непростой была работа по ликвидации размыва в метро на станции «Площадь Мужества». Это для меня был первый опыт подземного строительства в сложных условиях. Я ехал в первом поезде, который прошел по новому тоннелю, смотрел на радость людей, вспышки фотоаппаратов и думал о том, что сегодня для нас, строителей, закончилась многолетняя работа, а завтра здесь потечет жизнь, как и раньше, как будто ничего этого и не было. И это, знаете, правильно. Я всегда считал, что задача строителей — обеспечивать стабильность и качество. А уроки качества помню со студенческих лет: прежде на Руси инженер, проектировавший железнодорожный мост, сам стоял под своим сооружением, когда по нему пускали первый поезд.

    И еще важно: система не зависит от конкретного человека. Это должны понимать все чиновники, вне зависимости от высоты занимаемого поста.

    — Ваш уход из Смольного — следствие усталости, может быть, изменения отношений? Что стало «последней каплей»?

    — Всему свое время. Мой уход — не сиюминутное решение, оно не связано с каким-то конкретным поводом. И не было никакой последней капли. Уходить надо именно так, а не иначе. В тот момент, когда ты удовлетворен тем, что делал, с интересом, без раздражения и «чемоданного настроения» работаешь, общаешься с коллегами до последнего дня. Если ты устал, значит, наверное, что-то делал не так, или госслужба — не для тебя. Если бы на мою работу влияли усталость и изменения отношений, столько лет я бы не проработал. Я принял решение о том, что пора уходить, полтора года назад. Поговорил с губернатором Петербурга. Она меня поняла. Мы договорились, что я выполню еще ряд задач, прежде чем уйду. Это был договор чести, который выполнили обе стороны.

    «Восемь раз отказывался от Москвы»

    — Если бы была возможность повернуть время вспять, хотели бы что-то изменить?

    — Я всегда, работая в правительстве города, считал, что каждый должен заниматься своим делом, принимать решения в той сфере, в которой он профессионал, и не вмешиваться в работу коллег. Это я сейчас говорю о новой архитектуре. Мне не все нравилось, но я считал, что эти вопросы должно решать архитектурное сообщество — профессионалы. И ни я, ни губернатор никогда не давили на них, не требовали следовать нашим пристрастиям, считая их вкусовщиной. Сейчас же, видя некоторые результаты принятых тогда решений, я думаю: а может, надо было вмешиваться? Стучать кулаком по столу, «зарубать» непонравившиеся проекты? С другой стороны — в качестве кого? Наверное, «защитники» исторического центра Петербурга разразились бы длинным обвинительным монологом из-за того, что я вмешиваюсь. Так что я все делал правильно — вкусовщины быть не должно, в том числе вице-губернаторской.

    — Вас называли «серым кардиналом» Смольного. Насколько вы согласны с таким имиджем?

    — Не люблю ярлыки. Вот еще меня называли «отцом уплотнительной застройки». Но это было веяние времени, через которое прошли все крупные мегаполисы, и не только нашей страны. Развитие нужно, жилье необходимо, бюджет скудный, и проводить масштабную инженерную подготовку новых территорий под строительство, как это делается сейчас, возможности не было. Плюс значительное количество колоссальных пустырей, заросших бурьяном и исторически воспринимающихся как скверы. Но ведь городская земля должна работать — в первую очередь на горожан.

    Что касается «серого кардинала», то мне до этого статуса всегда было далеко. Интриговать не люблю и не умею, на всех этапах моей работы во власти, со всеми руководителями города — а я начинал еще при Анатолии Собчаке — у меня устанавливались конструктивные рабочие отношения, основанные на доверии и понимании общих задач и целей. Да, наверное, я пользовался авторитетом коллег, всегда отстаивал свою точку зрения перед губернатором. Но — до принятия решения. Если ты не смог донести свое мнение в процессе, то зачем махать крыльями после? Ты можешь отказаться выполнять это решение — твое право. Тогда уходи… А ярлык, я думаю, останется. Не у меня, а в Смольном. Это обязательный атрибут для человека, занимающего определенный пост. Уже 29 июня в заголовках статей рядом с таким определением будет стоять другое имя. Вот увидите!

    — Когда вы думаете о том, кем будете через неделю, не боязно ли уходить в «свободное плавание»? Хотя, по сообщениям ряда СМИ, вы уходите в Группу ЛСР...

    — Нет, не боязно. Я был в этом плавании, правда, 16 лет назад. Но все эти годы в Смольном я не закрывался у себя в кабинете, постоянно общался с бизнесом, работал вместе с ним. Мне кажется, что я никогда не уходил со стройки в том понимании, что всегда видел все происходящее — от идеи и проекта до последнего кирпичика. Резиновые сапоги для походов по стройкам у меня всегда в машине!

    Когда в 2003 году я защитил докторскую диссертацию, меня многие, подмигивая, спрашивали: «Ведь не сам писал же?» А теперь представьте, кто за меня мог написать докторскую диссертацию на тему «Методология управления развитием инвестиционно-строительного комплекса в мегаполисе (на примере Санкт-Петербурга)»? Я никогда не был карьеристом и, наверное, это плюс научный подход и стали залогом моего долгожительства в городской администрации. Я восемь раз отказывался от московских постов и один раз — от предложения возглавить другой регион. Потому что я люблю Петербург и то, чем я занимаюсь. Я чувствую себя тут как рыба в воде — вне зависимости от того, государственный это пост или бизнес.

    Что касается места моей будущей работы, то я бы не стал торопиться. Пока назначения, как и отставки, не состоялось. Да, я получил предложение занять руководящий пост в Группе ЛСР, но это открытая компания, и необходим ряд официальных процедур. Если они пройдут успешно, я с удовольствием приступлю к работе в этой структуре. Почему? Группа ЛСР всегда была лидером строительного рынка, и там я буду именно управленцем, ей не нужны мои связи во власти и, что называется, административный ресурс. А управление процессами в таком крупном бизнесе, особенно сегодня, в период мирового кризиса, мне интересно.

    «За руль — и куда глаза глядят»

    — Нет ощущения потери чего-то важного с утратой прежнего статуса? И еще: не секрет, что нахождение у власти деформирует людей. Вы изменились? И есть ли рецепт, как избежать этой деформации?

    — Очень полезно всем чиновникам (мужского пола), чем выше в иерархии, тем это нужнее, и особенно — наутро после нового назначения, — делать следующее: умываясь и бреясь в ванной, посмотрите внимательно на себя в зеркало и задайте себе вопрос: что изменилось? Ты стал умнее, лучше, выше, моложе, красивее? Нет. Ты остался таким же, как и вчера, только небритый и заспанный. И на день постарел. Так и я. У меня нет ощущения ни потери, ни утраты. Я только стал старше на 16 лет. Я многое могу, у меня есть силы на то, чтобы начать что-то новое, и уверенность в том, что смогу это сделать. Это субъективно. Объективно — посмотрим, что получится.

    — Вы думали о том, что теперь сможете, наконец, сделать что-то, на что не хватало времени? Есть ли что-то, за что себя казните по прошествии 16 лет?

    — Думал. Только мне кажется, что времени и теперь не очень будет хватать. Если я во что-то погружаюсь, то с головой. Хотя сейчас, конечно, я мечтаю о том, что будет больше времени на рыбалку, наконец, опять начну ходить на зимнюю. Я хочу вернуться к преподаванию — не как приходящий гость. Мне нравится преподавать, и думаю, есть что сказать молодым специалистам. Мои бывшие студенты сегодня занимают прочные и хорошие позиции как в бизнесе, так и в органах власти. Значит, чему-то смог научить. Ну и из совсем несбыточного: хочется за руль — и куда глаза глядят, путешествовать. В молодые годы я объехал всю Европу за рулем, было бы здорово сейчас это повторить.

    И ни за что я себя не казню. Не потому, что все сделал, все успел и всем близким уделил должное внимание. А потому, что в тот момент не мог иначе. Я сделал тот или иной выбор сознательно, и сейчас сожалеть об этом было бы глупо. Родные и близкие меня всегда понимали и поддерживали, и я им за это благодарен.

    Беседовала Елена Гусаренко



    » Темы
    » Свежий номер

    14.12.2011
     Декабрь 2011 
    ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
          01 02 03 04
    05 06 07 08 09 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 30 31  
                 


    Запрещена без согласия правобладателя перепечатка материалов,
    а также любое их использование в Интернет и электронных СМИ -
    без гиперссылки на сайт "МК" в Питере".
    редакция еженедельника "МК в Питере": E-mail web-мастеру

     Raitig@Mail.ru       Rambler's Top100   Яндекс.Метрика