МК в Питере (mk piter) МК в Питере (mk piter)  
ГЛАВНАЯ АРХИВ ПОДПИСКА РАСПРОСТРАНЕНИЕ РЕКЛАМА ОБ ИЗДАНИИ Занести в Избранное Поиск по сайту Отправить e-mail


» Срочно в номер
  • Новогодний наряд за 200 миллионов
  • Медведи бегут из России
  • Венецианский фестиваль переезжает в Петербург
  • «Сапсан» загнал в тупик товарники
  • Первая скрипка пропала без вести
  • В деле о томографах — первая подозреваемая
  • Чиновники мурыжат адмирала Нахимова
  • Праздник к нам приходит
  • Перегородил дорогу полицейскому и был убит
  • «Тайные гастроли» Высоцкого в Ленинграде
  • Памятник вредной привычке
  • Въезд в город по конкурсу
  • Митингующих призвали в армию
  • Борис Гребенщиков попал в симфонию
  • Мечеть разукрасили светом
  • » Погода


    ФОБОС: погода в г.С.-Петербург

    » Рассылка

    «Здесь работают удивительные люди!»

    23/11/2011

    «Дети — наше будущее». За этой расхожей фразой стоит многое. В том числе упорная и кропотливая борьба взрослых за их невинные жизни. ДГБ № 1 на Авангардной улице — великолепный пример того, как талантливые специалисты встали на защиту детей, страдающих от онкологических заболеваний. Заведующая отделением химиотерапии лейкозов Детской городской больницы № 1 Эльмира Бойченко рассказала корреспонденту «МК» в Питере» о всех тонкостях этой борьбы

    «Здесь работают удивительные люди!»

    Машина не заменит опыт врача

    — Какие формы рака у детей наиболее распространены?

    — На первом месте среди всех заболеваний в детском возрасте находится лейкемия. Это около 30 процентов всех больных раком крови. На втором месте — опухоль головного мозга. На третьем — лимфома, далее — опухоль Вильямса и нейробластома. В Санкт-Петербурге ежегодно диагностируется около 100 больных детей — это касается всех видов онкологии, а не только рака крови. По России цифры примерно такие же. Уровень диагностики постепенно растет. Огромное значение имеет грамотность докторов первичного звена, я имею в виду детские поликлиники. Ведь очень часто ребенок начинает обращаться к участковому доктору с неясными жалобами, тут самое важное — выявить заболевание и направить пациента к специалисту.

    — Тяжело ли диагностировать заболевание?

    — К сожалению, при любом злокачественном заболевании почти никогда не бывает так, чтобы клиническая картина была ясной, чтобы точно соответствовала только тому или иному заболеванию и больше никакому другому. Так что при диагностировании зачастую возникают большие сложности. Это состояние всегда с чем-то перекликается. Нередко дети просто жалуются на боли в костях или в каком-то участке тела. Проявляется какая-то лихорадка, которую очень трудно с чем-то связать. Далеко не всегда сразу проявляется объемное образование. То же самое касается лейкемий. Мы смотрим анализ крови, смотрим, не увеличились ли в размерах печень и селезенка, отслеживаем появление увеличенных лимфатических узлов. Бласты (злокачественные клетки) зачастую очень сложно отличить от молодых клеток, которые могут появиться в ответ на, например, какое-то воспаление. Соответственно, самую важную роль играет опыт врачей, которые изучают гемограммы. Машина не заменит опытного взгляда специалиста. Определенные полутона, мельчайшие нюансы способен уловить лишь опытный врач. Это как золотоносный песок просеивать — тонны его нужно обработать, чтобы добыть золото. А в нашем случае золото — это спасение жизни ребенка.

    Ранняя диагностика – ключ ко всему

    — В каком возрасте дети наиболее подвержены онкологическим заболеваниям?

    — Особая группа — дети первого года жизни. В этот момент реализуются так называемые врожденные опухоли. Они возникли во внутриутробном периоде. Это нейробластомы, опухоли Вильямса, опухоли печени, тератомы, ретинобластомы. Период от рождения до 1 года — самое опасное время. Тут важен семейный анамнез, информация о том, какими заболеваниями страдали родители ребенка. Ведь опухоли, которые были у родителей, спустя какое-то время могут возникать и у детей. Могут случаться даже врожденные лейкозы. Второй пик — 2–4 года. Это так называемый первый пик повышения количества лейкозов. Эти лейкемии склонны к очень быстрому росту. У одного ребенка, который к нам недавно поступил, было почти 1,5 миллиона лейкоцитов при норме 6 тысяч! Сейчас у него уже нормальный анализ крови. Замечательный малыш! У лейкемий вообще есть 2 пика — 2–4 года и период полового созревания. Соответственно, профсмотры в школах играют здесь важнейшую роль. Главное, чтобы они не были формальными, а реально проводились. Ранняя диагностика — ключ ко всему! Сейчас значимость профессиональных осмотров в медицине не вызывает ни у кого сомнений.

    — Давайте поговорим о результатах работы вашего отделения за последние пять лет.

    — Пять лет — это не такой длительный период времени, как кажется. Чтобы оценить результаты лечения при лейкозах и опухолях, нужны долгие годы. В онкологии есть такое понятие, как пятилетняя безрецидивная выживаемость. Это приравнивается к выздоровлению. Если за 5 лет возврата заболевания нет и анализы в норме, то, скорее всего, с пациентом и дальше будет все в порядке. Однако очень редко бывает так, что рецидив заболевания возникает после пяти лет. Некоторые случаи наблюдались даже через девять лет после проведения терапии. Мы сейчас стараемся лечить детей так, чтобы они полностью выздоравливали, чтобы у них не было так называемых отдаленных эффектов химиотерапии. Речь идет о проблемах с эндокринной системой, ростом, половым созреванием. Наблюдаем детей до 18 лет, потом передаем их во взрослую сеть.

    Выживаемость увеличилась в 4 раза

    — А как обстояли дела раньше?

    — В 1992 году, когда мы начали лечение рака по современным протоколам, по статистике, после пяти лет выживало не более 20 процентов, причем в самых лучших клиниках. У детей беспрестанно возникали рецидивы, они постоянно лечились. Они получали лечение каждые полтора месяца — пункция костного мозга, химиотерапия. Очень высоким был процент смертности от токсических и инфекционных осложнений. Не было налажено обеспечение компонентами донорской крови. То, что мы имеем на сегодняшний день в сфере трансфузионной политики, можно отнести к колоссальному прорыву. Еще 15 лет назад это была ситуация, когда гепатитом, в связи с частыми переливаниями крови, заболевало около

    70 процентов детей. Это было связано с тем, что в тот момент не имелось одноразового оборудования. Со временем улучшилось качество тест-систем, которыми типируются все продукты крови. Качество компонентов крови улучшилось. Второй момент. Компоненты крови теперь проходят карантинизацию. Введена производственная фильтрация. На выходе компонент крови проходит фильтрацию, которая позволяет убрать те субстанции, которые могут вызвать аллергическую реакцию, непереносимость крови. Мы стараемся максимально обезопасить все переливания крови, чтобы не навредить ребенку. К тому же у нас появилась возможность облучать компоненты крови, чтобы убрать клетки, которые тоже могут вызвать непереносимость компонентов крови. Цельную кровь мы уже давным-давно не переливаем, лишь ее компоненты. Переливаем, пока их собственный костный мозг не начнет работать. Если мы берем кровь от разных доноров, то гемотрансфузия может быть неэффективной. Чем больше доноров участвует в переливании, тем больше вероятность переноса инфекций больному. У нас есть такая методика, когда мы от одного донора можем получить очень большие порции тромбоцитов, которые мы можем перелить ребенку. Особенно это важно для детей с апластическими анемиями. Терапевтическая эффективность и безопасность такого переливания гораздо выше. У нас есть приспособления, при помощи которых мы можем продлевать «жизнь» этой тромбовзвеси. Обычная тромбовзвезь хранится только одни сутки. С помощью специального хранения мы получили возможность хранить ее 5 дней! В результате всего этого пятилетняя безрецидивная выживаемость сейчас более 80 процентов.

    — Можно ли сказать, что отечественная медицина в этой сфере находится на мировом уровне?

    — Я считаю, что мы находимся на очень хорошем уровне. Мы часто встречаемся с нашими зарубежными коллегами, так что мне есть с чем сравнивать. Вне всяких сомнений, сейчас в России ситуация в отношении детских лейкемий очень благополучная. Это то самое направление, которое охвачено так называемыми мультицентровыми исследованиями. 46 гематологических центров по России являются участниками мультицентрового исследования «Москва — Берлин». В Москве есть координационный центр, который контролирует этот процесс. Результаты очень хорошие. В этом году в Мюнхене на международной конференции по лейкемии мы продемонстрировали результаты, это вызвало огромный интерес.

    — Чем, как руководитель отделения, вы больше всего гордитесь?

    — Врачами. Здесь работают удивительные люди! Это место, где ты забываешь обо всем на свете. Ты все время на пике, в гуще событий. Бывает иногда очень сложно. Когда кажется, что все, что уже нет сил. Но именно благодаря усилиям этих необыкновенных людей дети выживают. Их жизнь — это результат труда, которым мы очень гордимся!

    Александр Константинов

    На коммерческой основе



    » Темы
    » Свежий номер

    14.12.2011
     Декабрь 2011 
    ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
          01 02 03 04
    05 06 07 08 09 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 30 31  
                 


    Запрещена без согласия правобладателя перепечатка материалов,
    а также любое их использование в Интернет и электронных СМИ -
    без гиперссылки на сайт "МК" в Питере".
    редакция еженедельника "МК в Питере": E-mail web-мастеру

     Raitig@Mail.ru       Rambler's Top100   Яндекс.Метрика