МК в Питере (mk piter) МК в Питере (mk piter)  
ГЛАВНАЯ АРХИВ ПОДПИСКА РАСПРОСТРАНЕНИЕ РЕКЛАМА ОБ ИЗДАНИИ Занести в Избранное Поиск по сайту Отправить e-mail


» Срочно в номер
  • Новогодний наряд за 200 миллионов
  • Медведи бегут из России
  • Венецианский фестиваль переезжает в Петербург
  • «Сапсан» загнал в тупик товарники
  • Первая скрипка пропала без вести
  • В деле о томографах — первая подозреваемая
  • Чиновники мурыжат адмирала Нахимова
  • Праздник к нам приходит
  • Перегородил дорогу полицейскому и был убит
  • «Тайные гастроли» Высоцкого в Ленинграде
  • Памятник вредной привычке
  • Въезд в город по конкурсу
  • Митингующих призвали в армию
  • Борис Гребенщиков попал в симфонию
  • Мечеть разукрасили светом
  • » Погода


    ФОБОС: погода в г.С.-Петербург

    » Рассылка

    «Выиграть матч, выкурить сигару, послушать оперу»

    30/11/2011

    Его в «Зените» трудно не заметить. Во время игры высоченный Бальдини нередко выбегает вместе со Спаллетти к кромке поля, крича и жестикулируя. В общении Даниэле, напротив, улыбчив и вежлив, как и положено итальянцу. На первый взгляд, он — тень Лучано. Но на деле именно на нем в свое время держалась вся селекционная работа римской «Ромы», и именно он заметил когда-то неизвестного Франка Рибери. В прошлом он играл против Спаллетти, потом был его одноклубником. Став тренером, Лучано сделал Бальдини капитаном. Они дружат уже 20 лет. И даже в Питере их семьи живут в соседних квартирах

    «Выиграть матч, выкурить сигару, послушать оперу»

    «Зенит» нелегко мотивировать на победу»

    — Вы работаете с «Зенитом» уже почти два года. Тяжело было начинать с новой командой в незнакомой стране?

    — В том, что мы быстро приспособились к новой реальности, к малознакомому для нас российскому чемпионату, большая заслуга наших игроков. Нам очень повезло с ними. Они были готовы выполнять любую, даже самую тяжелую работу. Команда очень по-дружески встретила нас, четверых итальянцев, приехавших в Россию и не умеющих говорить по-русски.

    — Как бы вы охарактеризовали российский чемпионат?

    — Его трудно сравнивать с другими европейскими чемпионатами потому, что каждый из них имеет свои особенности. Но могу сказать, что побеждать в России так же нелегко, как в Германии или Италии. Даже если кто-то у нас на родине и считал, что российские клубы слабее итальянских, то в прошлом году ЦСКА в Лиге Европы доказал обратное, вчистую обыграв «Палермо» в двух матчах. В России есть сильные клубы, но им не хватает опыта выступлений на высоком уровне. Если бы российские команды постоянно играли в еврокубках, у них вошло бы в привычку противостоять европейским грандам. Мне нравится российский футбол.

    — Какая игра «Зенита» вам особенно запомнилась?

    — Матч с ЦСКА в прошлом сезоне, который «Зенит» выиграл со счетом 2:0. Результат убедил нас в нашей силе. Я получил громадное удовлетворение от той игры.

    — Были ли игры, в которых тренерский штаб «Зенита» проиграл тактически?

    — Было бы неверно говорить о каких-то конкретных играх. Мы даем установку на каждый матч и надеемся, что события будут развиваться по нашему сценарию. Однако все предугадать невозможно. Порой случаются быстрые голы, замены из-за травм. Игра на то и есть игра, чтобы постоянно меняться. Тактические установки не имеют решаюшего значения в матче. Гораздо важнее моральный настрой игроков. Такую команду, как «Зенит», которая выиграла чемпионат страны, Кубок и Суперкубок России, непросто мотивировать на победу в каждом матче. Поэтому всякий раз, когда команда не добивается желаемого результата, мы, тренеры, в первую очередь чувствуем свою ответственность за то, что не смогли правильно настроить игроков на победу.

    Футбол — как война

    — Каждый из вас четверых представляет собой образец тренера воспитанного и интеллигентного. Но ведь есть разные спортсмены. Кто-то не выносит, когда на него кричат, а кому-то, наоборот, нужна встряска, чтобы прийти в себя. Как быть с ними?

    — Не только тренер пытается понять игрока. Игрок тоже изучает манеру поведения тренера. Наши ребята знают, что я, не повышая голоса, могу быть жестче того, кто кричит. К тому же, когда ты кричишь, тебя слышат все вокруг. Не хочу, чтобы весь мир знал, о чем мы говорим. Мне важно, чтобы моя мысль дошла только до того человека, к которому я обращаюсь.

    — Тренеру московского «Спартака» Валерию Карпину удалось спасти несколько неудачных игр по большей части благодаря своему весьма экспрессивному поведению...

    — (Бальдини сначала долго смеялся, а потом вдруг ответил с очень серьезным видом.) Я считаю, что «Спартак» — превосходная команда. В прошлом году они заняли 4-е место, отстав от нас на 19 очков. Это означает, что наши методы подготовки оказались эффективнее.

    — В итальянском футболе бывают ситуации, когда тренеры команд-противников во время игры оскорбляют друг друга?

    — Тренеры в Италии находятся в состоянии стресса чаще, чем их коллеги в других чемпионатах. На них давят со всех сторон: руководство клуба, пресса, болельщики. Поэтому, когда тренер приходит на игру весь на взводе, он может реагировать на некоторые игровые моменты неадекватно. Может оскорбить тренера соперников, прекрасно понимая, что не прав. Просто то напряжение, что есть внутри него постоянно, в какой-то момент прорывается наружу, и он не может совладать с нервами. В свою очередь оскорбленный им тренер прекрасно это понимает, знает, что в другой ситуации они могут поменяться ролями. Поэтому конфликты, возникающие во время игры, очень редко имеют продолжение. Как правило, все заканчивается тут же на поле дружескими объятиями или рукопожатиями.

    — Могли бы вы подраться с каким-нибудь тренером команды-соперника?

    — Сейчас, когда я сижу и разговариваю с вами, думаю, что нет. Но если напряжение в игре будет зашкаливать, трудно что-либо предсказать с уверенностью. Надеюсь, по крайней мере, что первым не ударю. Надеюсь, но не уверен.

    — Что значит футбол для вас, итальянцев?

    — Мы с детства привыкаем к футболу и потом живем им всю жизнь. У нас говорят, что итальянцы проигрывают войны, как футбольные матчи, и проводят игры, как войны. В Италии очень редко относятся к футболу как к спорту. Для нас он стал верой. Футбол любят во всем мире, но только в Италии ему придают такое значение. Потому что мы, итальянцы, так устроены. Мы преувеличиваем во всем.

    «Помочь себе Ионов должен сам»

    — В третьей части чемпионата «Зениту» предстоит играть лишь с семью сильнейшими командами. Какой из них опасаетесь больше всего?

    — Президента ЦСКА.

    — ???

    — Да, да. Так и запишите.

    — В некрасивой истории с Ионовым есть ли частичная вина команды? Говорят, некоторые игроки поспешили отвернуться от него.

    — Если молодой и способный футболист, уже успевший поиграть в сборной, начинает разбрасываться предоставленными ему возможностями, вина за последствия полностью лежит на нем. Мы чувствуем некоторую ответственность за случившееся с Ионовым, но в первую очередь виноват он сам. Ему были созданы все условия для того, чтобы он рос как футболист. Даже после первых совершенных им ошибок мы ему давали понять, что все еще верим в него. Все игроки команды готовы были ему помочь, достаточно было лишь захотеть этого. Но сейчас дела обстоят так, что помочь себе может только он сам.

    — Какова роль капитана в команде?

    — В своей невеликой футбольной карьере я много лет был капитаном команды «Эмполи». Можно сказать, что я жил этой ролью, будь то работа на тренировке или отношение к решениям тренера. Я играл довольно долго и закончил карьеру в 38 лет. Со своим харизматическим характером стремился быть старшим братом для молодых игроков. Понимал, что если позволю себе в чем-то схалтурить, то, глядя на меня, точно так же начнут поступать и другие. К счастью, у нас в «Зените» замечательный капитан.

    — Вы были помощником Спаллетти, когда он тренировал «Рому». Могли бы сравнить капитана «Зенита» Анюкова с капитаном «Ромы» Тотти?

    — Это совершенно разные во всех отношениях футболисты. Франческо — фантастический игрок. Он — футбольный гений. В Риме его обожают, называют императором. Если Тотти оказывается в центре города, он не может и шагу ступить, ему просто не дают проходу. Как человек он воспитанный и чувствительный. Ему нравится проводить время в компании друзей. Александр Анюков, насколько я его знаю, совсем другой, oн сдержанный. Он не живет под таким прессом внимания к своей персоне, как Тотти. От такого ежедневного пристального внимания к себе любой другой на месте Тотти давно бы стал экзальтированным психопатом. А ему удается владеть собой.

    «Я выигрывал у Спаллетти, хотя он был сильнее»

    — В Италии капитаном автоматически становится футболист, проведший наибольшее количество игр за клуб?

    — По-разному. Меня назначил Спаллетти. Став тренером основного состава «Эмполи», он вызвал меня из «Сиены», за которую я играл. И тут же вручил мне капитанскую повязку. Мы давно были знакомы с Лучано, часто встречались на поле. Сначала как соперники, потом как одноклубники, затем снова как соперники. Наверное, он видел меня проводником своих идей в команду.

    — Когда вы играли друг против друга, кто чаще выигрывал дуэли?

    — Я (смеется). Но как игрок Спаллетти был на голову сильнее меня. Если бы ему посчастливилось еще в молодости стать игроком высшего дивизиона итальянского чемпионата, он непременно сделал бы большую карьеру.

    — Спаллетти предпочитает видеть вас своим помощником и поныне потому, что в бытность капитаном вы прекрасно доносили до команды его идеи?

    — Думаю, это потому, что мы имеем многолетний совместный опыт работы, и Лучано уважает мои профессиональные качества. К тому же мы связаны давней глубокой дружбой.

    — Удалось ли вам воплотить какую-нибудь вашу собственную идею в «Зените»?

    — Мои идеи мало что значат по сравнению с идеями Лучано. Мы работаем вместе и в своих решениях приходим к схожим выводам, если не сказать к одним и тем же.

    — Работая в «Роме», вы совмещали две должности — тренера и скаута по поиску молодых талантов за пределами Италии. Почему?

    — В тот момент в клубе начались проблемы, и все скауты были уволены. Тогда директор команды и Лучано попросили меня, помимо моей работы в штабе Спаллетти, выезжать на просмотр игроков. И я занимался этим в течение 3–4 лет. Если «Рома» играла в субботу, я уезжал в воскресенье. Но на играх своей команды я присутствовал всегда.

    — Получается, вы работали 5 дней на базе клуба, а в выходные еще и выезжали за границу. Вы что, совсем не отдыхали?

    — Отдыхал иногда. Кроме того, я из рабочей семьи. Мой отец вкалывал побольше меня. Да и я работал вместе с ним до 20 лет, поэтому привык. Я очень люблю футбол и дело, которым занимаюсь. А когда ты что-то делаешь со страстью, то не чувствуешь усталости.

    — Недавно на тренировке «Зенита» появился неизвестный бразильский игрок — протеже спортивного директора Корнеева, который, по словам Спаллетти, его совершенно не интересовал. Немножко странная ситуация...

    — В ней нет абсолютно ничего странного. Этот игрок приехал на просмотр и тренировался в молодежной команде у Давыдова, даже не знаю, сколько времени. В тот день нам не хватало на тренировке одного игрока, а когда такое случается, мы вызываем кого-нибудь из футболистов молодежного состава. Мы решили посмотреть на новичка. Оценив его на деле, Спаллетти понял, что он не усилит «Зенит», и поэтому сказал, что этот игрок его совершенно не интересует.

    «С петербуржцами общаюсь на эсперанто»

    — Вы со Спаллетти — друзья. А ваши жены тоже дружат?

    — Мы живем в одном доме, наши квартиры находятся одна над другой. Моя супруга Кристина и жена Лучано Тамара — давние подруги. Мой сын Филиппо с детства дружит с сыновьями Лучано Федерико и Самуэле. Только Самуэле живет сейчас в Италии, он учится в римском университете, а Федерико вместе с Филиппо ходят в одну и ту же англо-американскую гимназию здесь, в Петербурге. Конечно же, они видятся каждый день и много времени проводят вместе. Можно сказать, что Лучано и я, Тамара и Кристина, Федерико и Филиппо — это три части единого целого, которые прекрасно компануются друг с другом (смеется).

    — Синьора Кристина помогает синьоре Тамаре по уходу за малышкой?

    — Не думаю, что Тамаре нужна какая-то особенная помощь. Она опытная мама, вырастившая уже двоих сыновей, и вряд ли предложит подруге побыть беби-ситтером. Конечно, если будет нужно, Кристина поможет ей во всем. Случается, что Тамара не может выйти из дому, а Кристина идет в гипермаркет. Тогда она обязательно купит все, что попросит подруга.

    — А как ваш сын чувствует себя в Петербурге? Подружился с кем-нибудь?

    — Замечательно. В гимназии учится множество иностранцев, есть также и русские. Из-за серьезной учебной нагрузки у Филиппо не много свободного времени. Но, когда оно появляется, он проводит его со своими друзьями. Петербург — фантастический город. Здесь есть где развлечься молодежи.

    — На вас не давит наше серое, зачастую мрачное небо?

    — Если только совсем чуть-чуть. Ведь мы, итальянцы, привыкли к солнцу. Моя жена часто ездит в Италию по работе и заодно, чтобы снова увидеть солнце. Но я отдаюсь любимой работе, и для меня не имеет значения, есть солнце или его нет. Мне прекрасно живется в Петербурге, и я счастлив, что мне удалось приехать сюда вместе с семьей.

    — Как же вам удается уже в течение почти двух лет обходиться без знания русского языка?

    — Моя супруга часто подшучивает надо мной. Говорит, что я общаюсь на эсперанто (смеется). Kаким-то образом везде, где бы я ни был, мне удается объясниться. К счастью, для того, чтобы разговаривать с футболистами, не требуется глубоких языковых познаний. Я выучил основные термины, и мне этого достаточно. Мне бы очень хотелось научиться говорить по-русски. Но боюсь, что в моем возрасте сделать это будет трудно. Надеюсь, мой сын выучит русский раньше меня.

    — Известно, что вы большой поклонник театра. Кто привил вам любовь к искусству?

    — Никто. Это получилось само собой. Однажды, когда мне было лет 28, меня пригласили послушать оперу. Я пошел без энтузиазма, думая, что будет скучно. Но, к своему удивлению, обнаружил, что это интересно. Из любопытства сходил еще раз, потом постепенно стал большим ценителем не только оперы, но и балета. Я счастлив, что моя жена разделяет со мной страсть к искусству. Мы с ней знакомы с детства, вместе росли, вместе формировали наши вкусы. Петербург нам предоставляет возможности сполна наслаждаться произведениями искусства.

    — Вы выглядите абсолютно счастливым человеком.

    — Я считаю, что надо уметь получать удовольствие от жизни. Не всегда какие-то грандиозные вещи могут сделать тебя счастливым. Я умею ценить маленькие ежедневные радости, которые делают жизнь приятной. Не схожу с ума по дорогим автомобилям, мне не нужен огромный «Порше», меня устроит обычная машина. Cходить в театр, поужинать с семьей в хорошем ресторане, выпить бокал вина (не больше потому, что я не любитель алкоголя). Может быть, выкурить сигару. И самое главное — выиграть с «Зенитом»! Что еще нужно для счастья?

    Беседовала и переводила Ирина Чертинова



    » Темы
    » Свежий номер

    14.12.2011
     Декабрь 2011 
    ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
          01 02 03 04
    05 06 07 08 09 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 30 31  
                 


    Запрещена без согласия правобладателя перепечатка материалов,
    а также любое их использование в Интернет и электронных СМИ -
    без гиперссылки на сайт "МК" в Питере".
    редакция еженедельника "МК в Питере": E-mail web-мастеру

     Raitig@Mail.ru       Rambler's Top100   Яндекс.Метрика