МК в Питере (mk piter) МК в Питере (mk piter)  
ГЛАВНАЯ АРХИВ ПОДПИСКА РАСПРОСТРАНЕНИЕ РЕКЛАМА ОБ ИЗДАНИИ Занести в Избранное Поиск по сайту Отправить e-mail


» Срочно в номер
  • Новогодний наряд за 200 миллионов
  • Медведи бегут из России
  • Венецианский фестиваль переезжает в Петербург
  • «Сапсан» загнал в тупик товарники
  • Первая скрипка пропала без вести
  • В деле о томографах — первая подозреваемая
  • Чиновники мурыжат адмирала Нахимова
  • Праздник к нам приходит
  • Перегородил дорогу полицейскому и был убит
  • «Тайные гастроли» Высоцкого в Ленинграде
  • Памятник вредной привычке
  • Въезд в город по конкурсу
  • Митингующих призвали в армию
  • Борис Гребенщиков попал в симфонию
  • Мечеть разукрасили светом
  • » Погода


    ФОБОС: погода в г.С.-Петербург

    » Рассылка

    Угрюм-судьба

    14/12/2011

    В 90-е годы детективы Владимира Угрюмова издавались бешеными тиражами. На любом книжном развале в первых рядах пестрели обложками его книги: «Дикий и Зверь», «Гоп-стоп», «Охота за царской казной», «Рожденные перестройкой». Популярный писатель купался в славе, деньгах и внимании женщин. Собирался снимать кино по собственным произведениям. А потом скатился на самое дно, став бомжом. Две недели назад Угрюмов умер под забором — в двух шагах от питерского издательства, в котором выходили его книги. Ему было всего 48 лет

    Угрюм-судьба

    Почему успешный писатель стал бродягой, «МК» в «Питере» рассказала его гражданская жена Ольга. Вышла исповедь — о том, каким стремительным может быть падение в бездну, о слепой разрушающей любви, о крушении надежд. Судьба сочинила для автора детективов чудовищный сюжет...

    Мамочка для Вовочки

    За то время, что Ольга провела рядом с Угрюмовым, все в ее душе перегорело. Не осталось ни обид, ни претензий. Ни любви. Ни ненависти. Владимира Угрюмова Ольга по-прежнему называет Вовочкой, но рассказывает о нем и о себе отстраненно, только изредка вслух удивляясь тому, как сильно любила и как много терпела.

    — Мы познакомились 31 декабря 2005 года, прямо на Новый год, — рассказывает Ольга. — Я работала тогда в ресторане на Миллионной улице, занималась с детьми в игровой комнате, а он снимал квартиру в этом же доме и часто приходил в ресторан. Сначала он просто наблюдал за мной. А потом напился, подошел ко мне сзади, взял за плечи и резко развернул к себе. Первая мысль, которая почему-то пришла в голову: «Вот мне и конец!»

    Ольга — художница. В Петербург приехала из Тбилиси. К моменту знакомства с Угрюмовым ей исполнилось 33 года. Девушка снимала комнату в коммуналке, перебиваясь случайными заработками. Угрюмов же тогда был на излете своей популярности. Но былой успех еще присутствовал в виде ежедневных поездок на такси и обедов-ужинов в ресторане. Еще крутились вокруг многочисленные подружки. Владимир был фактурным мужчиной — двухметровый, бритоголовый, веселый, щедрый — он мгновенно влюблял в себя женщин.

    — У Вовочки был своеобразный к ним подход, — говорит Ольга. — Одна, красивая и молодая, выполняла роль Музы. Другая, совсем некрасивая и немолодая, была интеллектуальным другом (она даже пыталась выброситься с балкона от неразделенной любви). А я была такой мамочкой, которая всегда накормит и обогреет. Он никогда не морочил мне голову, совершенно честно говорил, что не любит меня. При всем при этом собирался на мне жениться. А я его любила безумно. Мне казалось, что моей любви хватит, чтобы он излечился от пьянства и снова начал работать... Я ведь предчувствовала нашу встречу. За две недели до знакомства с Вовой я пребывала в облаке невероятного блаженства. На меня даже прохожие оглядывались. Меня словно водили за нос этим предощущением счастья... Но все оказалось полнейшей иллюзией, которая длилась очень недолго.

    «Моя любовь граничила с глупостью»

    Владимир Угрюмов издавался вплоть до 2006 года. Суммарный тиражи его книг — несколько сотен тысяч экземпляров.

    — Но при мне он не написал ни одной книжки, — рассказывает Ольга. — Пытался сочинять нечто историко-патриотическое, но получалась какая-то чушь. Потом и вовсе ударился в религию.

    Угрюмов мечтал снять фильм по одной из своих книг. Носился с этой идеей по городу, тратя последние деньги. Но затея провалилась.

    Угрюмов несколько лет снимал роскошную двухкомнатную квартиру на Миллионной. Собственного жилья детективщик, заработавший десятки тысяч долларов, так и не купил.

    — Когда у него были деньги, он во мне не нуждался. Когда их не было, звал меня к себе, — говорит Ольга. — Потом деньги кончились. Пришлось съехать с Миллионной в коммуналку, для Вовы это была большая трагедия. После этого он впал в жуткую депрессию. Полгода вообще не выходил из дома. С утра до вечера сидел перед телевизором с игровой приставкой. А я как могла зарабатывала на жизнь. Чем только не занималась! Торговала мороженым в электричке. Продавала воздушные шарики у метро «Горьковская». Зарплата была неплохая. Но приходилось стоять по 14 часов день в любую погоду. После работы ехала в какой-нибудь дешевый магазин, покупала продукты, неслась домой и готовила ему ужин. Он все это воспринимал как должное.

    Несколько раз Ольга порывалась уйти, но каждый раз Угрюмов останавливал ее. Просто говорил: «Не уходи». И она не уходила. Не закатывала скандалов, ничего не требовала. В Ольге Угрюмов нашел идеальную жену — кроткую, мягкую, бесконечно терпеливую.

    — Я сначала думала, что творческой личности многое можно позволить... Первые годы жила с ощущением, что он наконец «проснется» и изменится. Будет настоящим мужем. Это сейчас я понимаю, что моя любовь граничила с глупостью.

    Сорванный побег

    О своем прошлом Владимир Угрюмов рассказывал скупо. Говорил, что ненавидит отца, тот сильно избивал его в детстве. Поэтому рано ушел из семьи. Жил у бабушки в Зеленогорске. Учился в техникуме на электрика. Отсидел пару лет за хулиганку. Был один раз официально женат. Вот и все известные «биографические данные».

    — Вова утверждал, что воевал в Африке, был геологом, в одиночку выживал в тайге, но я думаю, это все его фантазии, — уверена Ольга. — Он виртуозно сочинял всякие истории, причем с такими подробностями, что все сразу верили. Но я, узнав его поближе, поняла, что многое из его историй — вымысел. Он был совершенно не приспособлен к бытовой жизни — вся его мужественность куда-то исчезала, когда нужно было просто перевезти вещи с одной квартиры на другую. Он не мог взять тяжелую сумку, жаловался, что болят руки.

    Промаявшись с Угрюмовым три года, Ольга приняла окончательное решение о расставании. Втайне начала копить деньги, чтобы снять для себя комнату. Но план побега сорвался, когда Ольга узнала, что беременна!

    — Я всегда думала, что у меня не будет детей. Мне было 36 лет. Ни постоянной работы, ни своего жилья. Еще и Вова на шее, с ним у меня ребенок никак не ассоциировался. Но к тому времени я уже понимала, что все решения в нашей семье принимаю я. И я решила оставить ребенка, меня поддержали подруги. Это Вову очень сильно разозлило, он понимал, что лишается «мамочки». Потом вроде смирился, подобрел. Начал что-то писать, постоянно с кем-то созванивался, пытался наладить прежние контакты.

    Свой маленький ад

    Но смирение оказалось ширмой. Угрюмов ушел в страшный запой. Тогда еще никто и предположить не мог, что продлится он три года и закончится смертью в грязной канаве.

    — Он позвонил знакомому наркологу и спросил, можно ли ему слегка выпить, — рассказывает Ольга. — Тот, конечно, ответил, что нельзя. Но Вова начал потихоньку попивать пиво, и тут же начались галлюцинации.

    Свой личный ад Угрюмов создавал будто специально, в отместку то ли судьбе, то ли отвернувшейся от него Фортуне, не жалея никого — в первую очередь беременную жену.

    — С самого первого дня знакомства с Вовой на меня накатывал безотчетный ужас, — говорит Ольга. — Мне и другие люди говорили, что испытывали рядом с ним страх как перед смертью. Человек, видимо, нес в себе столько отрицательных эмоций и мыслей, что эти вибрации ужаса чувствовали другие. А потом наступила катастрофа. Он, словно неуправляемый поезд, несся в пропасть. Пропивал все деньги, требовал деньги, угрожая убить. Потом пытался выйти из запоя, бежал в церковь, молился, каялся. Приходил домой просветленный. Заверял, что больше никогда не притронется к бутылке. И я ему верила. Когда я была в роддоме, его выгнали из коммуналки. Он звонил мне, плакал, говорил, как ему холодно на улице. Вы знаете, я его страдания воспринимала как свои. Из роддома искала ему жилье.

    Сама Оля с новорожденной дочкой, которую она назвала Ксенией в честь святой, приехала в очередную съемную комнату в коммуналке. Спала на расстеленном на полу пальто, ребенок — на надувном матрасике.

    — Он делал сумасшедшие усилия, чтобы выкарабкаться. Однажды даже устроился на работу! Охранником в супермаркете. Просил у руководства лишний час, чтобы заработать лишнюю копейку. А в день зарплаты уехал к знакомым проституткам. Это было страшно.

    «Обо мне узнает вся Россия»

    Все многочисленные попытки вернуть Угрюмова в нормальную жизнь закончились крахом. Он не хотел «кодироваться» и «подшиваться» ни ради нее, ни ради новорожденной дочери. Опасаясь за жизнь ребенка, Ольга, наконец, сделала над собой усилие, выгнав его на улицу.

    — Я понимала, что это единственное мое спасение. Он к тому времени уже жил как бомж. Даже кайфовал от этого состояния. Появились какие-то кореша, которые ему якобы спасали жизнь. Но, поразительно, даже живя на улице, он всегда был при телефонах, при деньгах. Всегда находились женщины, которые ему помогали. Одна из них даже заняла ему деньги, теперь она сама должна 11 тысяч евро. На мне тоже висят его долги.

    Угрюмов скитался по улицам около трех лет. Иногда звонил Ольге, рассказывал, что ходит по монастырям, что скоро переиздадут его книги и он снова разбогатеет и прославится: «Обо мне узнает вся Россия», — заявлял он. Обещал Ольге, что вот-вот получит гонорар — 200 тысяч евро. Но все это были очередные фантазии. Книги Угрюмова больше никогда не напечатают. По словам издателей, его детективы — полный неликвид, на складах валяются книги, которые пытаются продать хотя бы за 10 рублей, но никто не берет...

    Но Угрюмов сам сочинял себе свою жизнь, пребывая в полной уверенности, что еще воспрянет, что еще можно начать все заново. Последние две недели он провел у помойки на Малой Морской улице, недалеко от издательства, которое когда-то издавало его детективы. Сотрудники издательства пытались помочь Угрюмову, устроить его в наркологическую клинику. Возили в Боткинскую больницу на дезинфекцию. Но все бесполезно.

    — Я видела Вовочку за три-четыре дня до его смерти, — рассказывает Ольга. — На улице было холодно, я купила ему в секонд-хенде оранжевый пуховик. Когда приехала на Малую Морскую, он валялся, пьяный, грязный. Уходя, я отчетливо поняла, что вижу его в последний раз. Потом мне позвонил какой-то парень, который нашел телефон Вовочки. Сказал, что это мобильник бомжа, который умер... Вову нашли мертвым 26 ноября.

    Угрюмов до сих пор не похоронен. Ольга собирает справки, чтобы кремировать бывшего мужа. Она не хочет, чтобы его похоронили в безымянной могиле.

    Ирина Молчанова

    Фото автора



    » Темы
    » Свежий номер

    14.12.2011
     Декабрь 2011 
    ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
          01 02 03 04
    05 06 07 08 09 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 30 31  
                 


    Запрещена без согласия правобладателя перепечатка материалов,
    а также любое их использование в Интернет и электронных СМИ -
    без гиперссылки на сайт "МК" в Питере".
    редакция еженедельника "МК в Питере": E-mail web-мастеру

     Raitig@Mail.ru       Rambler's Top100   Яндекс.Метрика